Кафедра теории и практики журналистики Алтайского государственного университета

Вы здесь: Главная ОБЩЕСТВО Сострадание… А помощь?
Сострадание… А помощь? PDF Печать E-mail
Автор: Екатерина Апалей (гр. 1501)   

Как становятся нищими? Когда у человека нет средств и возможностей заработать себе на хлеб, жить в нормальных условиях и прилично одеваться, он начинает красть чужое. Или сдается и тихо и безызвестно умирает. Или же идет на улицу и просит милостыню.

 

Беднота. Нуждающиеся. Попрошайки. Малоимущие. Убогие. Папертники. Нищие. Называть можно по-разному, но суть не изменится. Нищенство называют «социальной болезнью» современности, увы, набирающей свои обороты. «Кто эти люди, просящие деньги и еду на улицах? Как они дошли до «ручки»? Искусный обман это или же крайняя нужда?» Я, наконец, решила найти ответы на волнующие меня вопросы. Ну, хотя бы попыталась.

Опросив знакомых, я выявила наиболее популярные места в Барнауле среди «просящих» – это привокзальная территория, ЦУМ и его окрестности, ТЦ «Европа», подземный переход на проспекте Ленина,  Никольская церковь, площадь Октября.

 

К церкви мне сразу же «отсоветовали» идти  – слишком агрессивные попрошайки (и я сочла разумным послушаться знакомых, т.к. на «задание» шла одна). «Привокзальные» нищие были неразговорчивы, а один из их «оберегов» – бритоголовый мужчина-шкаф – тонко намекнул, что ничего интересного «страждущие» мне не расскажут. Женщину, которая часто появляется возле «Европы» и просит пожертвовать деньги на лечение ребенка, я так и не встретила. Наиболее расположенными к беседе с незнакомкой оказались трое: пенсионер в инвалидной коляске возле «Главпочтамта», старушка, стоящая на входе в продуктовый магазин, и еще один «колясочник», сидящий около магазинов на площади Октября.

Отправляясь на интервью, я мало думала о возможных сложностях. Однако оказалось не так-то просто подходить и начинать диалоги с неимущими – сразу появляется моральный барьер из-за неловкости и стыда. Неловко оттого, что смотрю сверху вниз, что не их основное требование удовлетворяю, а завожу разговор, стыд – за собственное благополучие и обеспеченность. Еще страшно. Пока не спросят о страхе, его нет. Потому что энтузиазм зашкаливает. А вот когда включается разум, и начинаешь прокручивать различные варианты развития событий, приводя самой себе примеры агрессии «обездоленных», как минимум, хочется выбрать другую тему.

Собрав волю в кулак, готовлюсь выходить на улицы города – надеваю кроссовки (чтобы в случае чего было легче бежать), снимаю кольца и серьги, беру блокнот, заряжаю телефон (и по совместительству диктофон).  Увы, первые две вылазки оказываются неудачными – как я позже пойму, даже нищие не любят холод и «активизируются» только в теплую и солнечную погоду. А еще специально их найти почти невозможно. Вот когда куда-то спешишь, опаздываешь и совершенно нет времени, они словно из земли вырастают. Мистика.

Вот и первый мой «информант» появился возле отделения почты неожиданно. Я его узнала – это пожилой мужчина, инвалид (у него нет ног). Он давно облюбовал это место и теперь уже привычно сидит здесь в инвалидной коляске. Увидев его издалека, я достала импровизированный диктофон, включила, положила в наружный карман пуховика и пошла «в атаку»:

– Здравствуйте, можно вас на пару минут побеспокоить?

– Говорите, я слушаю вас! – с готовностью бодро ответил мужчина.

– Только неудобно спрашивать, – замялась я.

– Спрашивайте!

– Почему вы здесь сидите?

– Мне надо жену на ноги поставить, – почти без колебаний отвечает он, – она сильно болеет, а медицина небесплатная.  У нас бесплатной медицины давно нет. Вот такие проблемы…

– А вы не пробовали куда-нибудь обращаться? В соцзащиту, например… Или в администрацию письмо написать?

– Какая защита? – оживляется старик. – В больнице какая может быть защита? В администрации сказали, «обращайтесь, лечитесь, у меня люди есть».

– Да… А у вас есть дети?

– Дети есть.

– А они помогают?

– Нет.

Просто и лаконично.

– А почему?

– Ну потому что у детей свои дети есть, понимаешь… Ну, дочь есть, а у нее девчонка маленькая. Три годика. Ну, какая помощь может быть.

Затем я предлагаю свою помощь, как начинающий журналист, на что получаю ответ: «Нет, спасибо. Одни девочки уже подходили. В прошлом году…». Что это значит, я спросить не успеваю – пенсионер мимикой лица дал мне понять, что разговор закончен. Вот такой необычный человек: говорит мало, как будто боится превысить словарный лимит, зато одним только взглядом может выразить и боль, и обиду, и смущение. Забегая вперед, скажу, что он один из тех, с кем я побеседовала, вызвал у меня доверие. Он просто сидит в коляске. Не первый год. Он не пристает к прохожим, не начинает первым диалог. У него нет никаких табличек. Он просто сидит с небольшой коробочкой в руках, смотрит на проходящих мимо людей. Да, наверное, я не имею права предполагать, это не объективно, не «по факту», но складывается такое впечатление, будто старик ждет особенного человека. Не праздного зеваку или любопытную студентку, а того, кто ДЕЙСТВИТЕЛЬНО  МОЖЕТ помочь. Человека, так сказать, власть имущего…

Мой второй информант тоже выбрал себе постоянное место – рядом с остановкой «Площадь Октября». Он тоже сидит в коляске. У него тоже нет ног. Только на вид ему лет 40, внешность азиатская, а опухшее лицо выдает его основную потребность – водка. Здороваюсь. Спрашиваю разрешения побеспокоить. Задаю тот же вопрос, что и пенсионеру:

– Почему вы здесь сидите?

– Греюсь.

Остроумно.

  Нет, ну серьезно, – настаиваю я, – почему? Неужели нет других способов на жизнь заработать? – тут же понимаю глупость этого вопроса.

– Какие? – спрашивает мужик. – Скажите, какие способы бывают на жизнь заработать?

Посоветовать инвалиду без ног какое-либо место работы не так-то просто, поэтому захожу с другой стороны:

– Ну, вот вы инвалид. Вам положены выплаты. У вас первая группа, очевидно же. Вы не получаете за это деньги?

– Видишь, – он замялся, – у меня паспорт украли. Я пока восстанавливаю, какие у меня сейчас могут быть выплаты, чем… Что еще…

– А как так получилось, что украли паспорт?

– Ну, – глаза обездоленного забегали по сторонам, – поехал на речку. Купался. Купался пока, документы пропали.

После этой фразой и у меня пропали другие вопросы.

Бабушку, третью информантку, я встретила вовсе неожиданно для себя: после неудавшихся разговоров с «привокзальными» решила перекусить и пошла через дорогу в одно из отделений сети магазинов, «оккупировавших» Барнаул. На входе – она: «Пода-а-а-айте копеечку…» Ну, растерялась. Прошла мимо, в магазин. Там купила булку хлеба, показавшуюся мне наиболее съедобной и аппетитной, приготовила «диктофон», и…

– Бабушка, а вы почему здесь стоите?

– А чё? – сначала резковато отреагировала она.

– Ну… Вам еда нужна или деньги…

– Мне есть нечего. 

При этих словах с готовностью вручаю ей хлеб. Бабушка, словно тоже готовилась, выдала стандартное: «Дай Бог тебе здоровья!».

– Как так получилось-то? – пытаюсь наладить диалог.

– А мы приехали… Наводнение у нас! Все потоп… – еще больше оживляется она.

– А откуда?

– С Краснодара...

Вспоминаю, что был там потоп осенью.

 

Справка:  в Краснодарском крае ливни вызвали разлив горных рек и привели к подтоплению нескольких десятков населенных пунктов. В Туапсинском районе объявлен режим чрезвычайной ситуации. В результате стихийного бедствия в Туапсинском районе был нанесен существенный ущерб 1491 домовладению, 250 домов были полностью разрушены и признаны непригодными для проживания. Всего пострадали более 7500 человек, из которых погибли 17, а 6 человек пропали без вести. Вследствие паводка были повреждены 267 объектов социальной сферы и инженерно-коммунальной инфраструктуры: 74 автомобильные дороги, 58 пешеходных и 27 автомобильных мостов, 99 объектов ЖКХ и социально- культурного быта. Ориентировочная сумма ущерба составила 2,5 млрд. рублей.

 

– Все потопило, – женщина начинает плакать. – Девять человек детей, сын помер…

– Кошмар…

– Вот обноски собрали, – кивком указывает на видавшую виды клетчатую дорожную сумку, – голые ходим… Дай хоть десять рублей?..

Это зря. Деньги-то я дала, но только начавшее образовываться доверие исчезло.

Вот такие пироги. У каждого свои истории. Порой трагичные. А порой даже правдивые. Современные ученые склонны к мнению, что подавляющее большинство нищих – самые настоящие актеры, психологи-самоучки, реализующие свой талант, выманивая деньги у недальновидной публики.

В великом и всемогущем Интернете нашла замечательную статью-аннотацию к работе автора М. Кудрявцевой, проводившей в 1998-1999 гг. социологическое исследование феномена нищенства в отдельно взятом городе – Санкт-Петербурге, теоретически основываясь на концепции драматургической социологии немецкого ученого Ирвинга Гофмана. Данное исследование, в ходе которого Кудрявцева скрыто и открыто наблюдала за объектами исследования и непосредственно взаимодействовала с ними, является доказательством состоятельности теории Гофмана, из которой следует, что нищие «работают» в соответствии с различными «ролями»   («пенсионерка», «солдат-инвалид», «женщина с ребенком» и т.д.), и,  как актеры в театре, систематично выманивают деньги у «зрителей».  «Манипулирование производимым впечатлением – признак актерского профессионализма. Манипуляцией является сам выход нищего на улицу, “на сцену”. Если собственных ресурсов недостаточно, то нищий прибегает к дополнительным манипулятивным техникам (наклеивание бороды, использование грязной одежды, заворачивание в одеяло полена вместо ребенка и т.п.). Именно такое нищенство, как правило, понимается в обществе как профессиональное». Мораль проста: не следует безоговорочно верить первому встречному нищему. (Полный текст аннотации)

 Многие  говорят «Интернет – зло, Интернет порабощает…» Я думаю, так говорят те, у кого его еще нет, или те, кто еще не обучился пользованию этим техническим благом. Один из плюсов Интернета – это когда тебе срочно надо сделать опрос, а время позднее. Понятно, на улицу сам не пойдешь, да  и никого не встретишь – все в социальных сетях. На своей страничке я задала вопрос моим «друзьям», как они относятся к просящим на улицах милостыню. Вот резонанс:

Иван Кузьмин: Мне жалко, но помогаю им нечасто.

         Екатерина Апалей: С чем связано? не доверяешь?

 

         Vitaliy Pevnev: Бывает перед тем как зайти в магазин помогаешь рублём, а выходишь он пиво пьёт... Конечно, не у тебя на глазах, но такое было.

         Ксения Олеск: Никогда не помогаю. Я писала материал про БМЖ. Точно знаю, для них есть специальное заведение, где им помогают устроиться на работу. Люди, которые ходят и просят милостыню, или неимоверные лентяи, или обманщики. Не очень хочется отдавать деньги, которые зарабатывали мои родители, пропитому вонючему мужику или женщине в натуральной шубе с губами накрашенными недешевой помадой, которая просит на операцию дочери. Есть, конечно, бабушки – божьи одуванчики, у которых реально пенсии на хлеб не хватает. Но откуда ты знаешь, купит она на эти деньги хлеб или какой-нибудь мордоворот, который ее крышует, все у нее заберет...

 

           Иван Кузьмин: Да, не доверяю. Считаю, что безвыходных положений не бывает, и они могут чуть-чуть себя содержать. Лишь безногим калекам можно давать без зазрения совести. Но вот когда отказываешь – как-то душа не на месте оказывается. Почти всегда так. Не люблю это.

           Анна Bruns: Мне бабуля с балалайкой (или баяном) возле ЦУМа нравится. Она мой кумир. И ещё хорошо играет дяденька на саксофоне, обычно на Мерзликина возле блинной.

         Серёга Строилов: Никак не отношусь!!! Мелочь никогда не жалко…

         Ксения Олеск: Вот и я говорю, лучше работу людям дать, а не лень в них культивировать…

 

         Константин Шакин: Я вот после одного случая в КРК "Мир" (Кузьмин помнит) попрошайкам денег не даю, а вот стритовщикам – за милую душу, ибо сам таковым являюсь)

         Иван Кузьмин: Да, вот даже в блоге нашел запись

  

          Dmitriy Kazer: С состраданием, состраданием в чистом виде, без примеси эго, видя человека просящего милостыню, можно сочувствовать ему, можно пожалеть его, но все эти наши чувства ему не помогут, они ничто по сравнению с реальной помощью, неважно, на что ему нужна милостыня, на бутылку или на буханку, важно просто дать, просто помочь, все наши переживания не станут лекарством от страдания.Удалить|Ответить

Весь опрос тут

Как видите, отношение неоднозначное, но большинство опрошенных все же предпочитают не делать подаяний нищим из личных соображений. Я же сама считаю, что порой  мы сами испытываем бОльшую потребность в акте подачи милостыни, чем просящие. Полезно, так сказать, усмирить внутреннего зверя…  Поэтому не нужно относиться с пренебрежением к данной прослойке населения.

Давайте же, наконец, поймем: люди не идут просто так на улицу. Они идут туда, когда не остается надежды на «заботливое» государство, вся надежда устремляется к народу. Чьи-то дедушки и бабушки, родители, забытые своими детьми и внуками, побираются по городу, переворачивают мусорки в поисках еды и одежды, попадают в зависимость от спиртного, у них забирают паспорта и заставляют «работать» на улицах. Про них забыли. Выбросили, как какую-то испорченную вещь из своей жизни. Лично мне обидно за этих людей. Мне страшно от мысли, что когда-нибудь на улице будет сидеть мой единственный дедушка или кто-то из родителей. Я считаю, есть над чем задуматься  каждому. А еще я наивно верю в добрых людей. Верю, что такие есть и в городской администрации, и в социальных службах нашего города,  которые всячески резюмируют свою доступность и вездесущесть в Интернете (или это все «показуха»?).  Должно же хоть в глубине души быть сострадание.

Комментарии
Добавить новый
+/-
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
:angry::0:confused::cheer:B):evil::silly::dry::lol::kiss::D:pinch:
:(:shock::X:side::):P:unsure::woohoo::huh::whistle:;):s
:!::?::idea::arrow:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.
Деминова М.А.   |Ваш IP_10.0.18.xxx |21-03-2011 12:03:15
Отличный материал!
К.   |Ваш IP_10.0.18.xxx |21-03-2011 12:03:54
Катя, очень хорошо!!! Хорошая статья, проникновенная, поздравляю!
Анонимно   |Ваш IP_178.187.26.xxx |22-03-2011 12:03:03
Катя, аплодирую! Умница, не зря бегала.
Апалей К.   |Ваш IP_83.149.49.xxx |23-03-2011 15:03:46
ой....))) спасибо) но на самом деле недочетов очень много..
но я буду стараться и самосовершенствоваться =)
Анонимно   |Ваш IP_10.0.0.xxx |31-03-2011 10:03:39
Умница!
Ирина   |Ваш IP_217.8.238.xxx |14-04-2011 21:04:15
очень сильно.
Анонимно   |Ваш IP_178.187.187.xxx |27-04-2011 00:04:33
Очень силён «эффект присутствия» ! =))) Язык, композиция, эмоциональность (в разумных пределах), личная позиция автора, тем не менее не мешающая формированию собственной оценки у читателя…
ЗДОРОВСКИ!!!!
Dragonfly   |Ваш IP_178.187.187.xxx |27-04-2011 00:04:09
^
|
Это была йа! )))
Апалей К.   |Ваш IP_85.26.231.xxx |16-08-2011 15:08:00
Спасибо, Даша)
Людмила Алексеевна  - отклик на статью " Сострадание . . а помощь "   |Ваш IP_213.87.121.xxx |07-06-2012 11:06:43
Статья опубликована год тому назад . . но я увидела её сегодня .Уже полгода пытаюсь помочь одной больной женщине ( она сама боится людей и не просит помощи )живёт в нашем дворе ,нет у неё паспорта и пенсия не начисляется , а ей 63 года . Роется в помойке , я и некоторые неравнодушные помогаем чем можем . .соцслужбы и благотворители есть только на сайтах . . если у кого есть совет ,куда обратиться за помощью позвоните 8 913 234 7713
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joobb.ru

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
unregistered template Template by Ahadesign Visit the Ahadesign-Forum